Мужчина с самыми красивыми глазами. О достоинствах и недостатках

Продолжение. Начало здесь.

Только сейчас, лицом к лицу в ярко освещённом холле отеля, Света заметила на правой скуле у своего лондонца подзатянувшуюся ссадину и переливчатую зелень на лбу – там, куда спадал, закручиваясь, отросший вихор.

Девушка двумя пальцами отвела упругую смоляную прядь в сторону, обнажив синячище, округло стекающий почти до самой брови:

– Что это, Юр?

– Ты о чём?

– О боевых отметинах, разумеется.

– А, это… – Света готова была поклясться, парень чуть не гоготнул, хотя старательно держал лицо. Но от девушки не укрылось, что в глубоких карих глазах шустрым бесёнком мелькнула усмешка и тут же спряталась в уголках красиво очерченных губ.

Света сглотнула, засмотревшись на усмехающийся краешек рта молодого, сильного мужчины.

Так и тянуло прильнуть к этой ямочке поцелуем… пройтись, едва касаясь дыханием, по упругой окаёмке верхней волны, спуститься лёгкими прикосновениями губ на нижний полумесяц, ощутить пробуждение ответного поцелуя…

– Да, ерунда. В дверь не вписался. Не обращай внимания.

Юра аккуратно опустил мечтательницу на пол, прервав неудержимый полёт фантазии. Принял у неё дублёнку, разделся сам, пристроил одежду на плечиках – всё это споро, но спокойно, без суеты. Помог спутнице устроиться в мягком виндзорском кресле у столика, незаметным жестом подозвав официанта.

– Какая агрессивная дверь. Неслабо организм попортила. – Парировала с улыбкой девушка, принимая меню от бесшумно нарисовавшегося рядом служащего.

Обычно Света, встречаясь с кем-то, невольно отмечала про себя все, казалось бы, незначительные мелочи – каждую деталь, любое движение и слово – так, как это умеют делать только женщины. И сотрудники спецслужб. То есть, не таращась в открытую, а исподволь, вроде как бы глядя в другую сторону, но при этом краем глаза всё же скрупулёзно срисовывая взгляды, интонации, манеры, речь, походку, улыбку – неосознанно запоминая, укладывая в подсознание всё, что имеет значение для создания цельного образа визави и своего впечатления о нём.

Как художник корпит над полотном, набрасывая изображение мелкими штрихами, так и женское внимание фиксирует важные для себя детали – чтобы впоследствии в эмоциональном восприятии сложилась целостная картина человека, с которым сводит судьба.

Порой женщине трудно выразить словами, что вызвало отторжение или привлекло её в ком-то, так как это происходит интуитивно, без осознанных усилий – особенно там, где главенствует сердце.

И, если сердце отвернулось, то оттолкнуть может любая деталь – едкий запах, бегающий взгляд, грязь под ногтями, визгливый смех, двигающиеся уши, когда человек ест или подпрыгивающая походка. Либо растянутая речь, вальяжная уверенность, безупречный пробор, нафабренные усы и стрелочка на брюках… Отвратить может что угодно. Даже достоинства могут превратиться в недостатки, если на них смотрят нелюбящими глазами.

Но в глазах любви – лишь свет и красота.

Если, по воле неба, разгорелась сердечная привязанность, то всё упомянутое становится не более, чем уникальными мазками, из которых соткан истинный шедевр – женщина делает шаг назад и, замирая от восторга, любуется картиной в целом, прощая мелкие несовершенства.

А пелена влюблённости и вовсе стирает грани между "я" и "ты". Источником блаженства видится тот, в кого влюблён.

Всё расплывается в потоке счастья – оттого, что вместе, рядом – можно надышаться друг другом, насмотреться в глаза и наговориться… Какие там детали! Запоминается лишь аура безмерной радости, и каждая клеточка тела дрожит, наполняясь самой жизнью. Чувствуется лишь бесконечное душевное тепло, от которого сердце тает и растекается морем разливанным – целый мир хочется объять этим согревшимся, наконец-то, сердцем… Каждого, абсолютно каждого мечтается сделать таким же счастливым, как сам – хотя бы на миг! Тогда весь мир стал бы светлее… разве возникло бы у людей желание развязывать войны?

Определённо, в конфликты вступают не ведающие любви несчастные, лишённые сердечного тепла…

Из-за этой-то головокружительно-радостной пелены и не заметила девушка сразу то, что сейчас, когда Юра уселся напротив, хорошо бросалось в глаза.

Тактично не стала настаивать на пояснениях, хотя многозначительно приподняла брови, а про себя озадачилась:

Какой весёлый город, этот Лондон. Все оттуда с разукрашенными физиономиями приезжают. Что там творится?

Самой ведь в необозримом будущем предстоит ступить на берега Туманного Альбиона… Представила себя возвращающейся на Родину с разухабистым фонарём под глазом и стало так смешно – тихонько прыснула.

– Что такое? – Юра смущённо улыбнулся, небрежным движением руки сбросив прядь обратно на лоб – прикрыл зеленовато-переливчатую красоту.

– Вспомнилось, как папа селезней приносил с охоты. У них голова вот примерно такого же оттенка. – Света, не сдержавшись, всё-таки фыркнула. – Ты больше в те двери не ходи.

– Не, больше не пойду. – Теперь и Юра уже посмеивался, качая головой. – Я тебе расскажу, что произошло, но только чуть позже, хорошо? – Он оглянулся, как будто опасаясь, что их могут услышать.

За столиками неподалёку сидели постояльцы ***отеля – несколько иностранцев уже весьма новогоднего облика.

По лающему говору Света узнала в двоих справа немцев. Чуть поодаль пригорюнились над столиком две сморщенные британские дамы – трезвы, оттого, наверно, и не слишком веселы. Трое американцев слева наливались пивом, громко тянули раскатистые звуки, и, то и дело, откинувшись на спинки кресел, дружно гоготали- их было слышно за версту. А вот за самым дальним столом у барной стойки тюлюпался совсем налившийся гражданин неточного происхождения. Время от времени он высказывался в пространство, но нетрезвую артикуляцию поди разбери. Проскальзывало что-то скандинавское.

Штормит викинга…ни руля, ни фарватера.

Знакомых лиц – никого, вроде.

– А что за секретность?

– Ну, потом объясню. – Юра опустил ресницы. Они у него оказались длинные и прямые, как стрелы – Света невольно залюбовалась, и в груди снова сладко заныло.

Так непривычно… Потому что наполняло её не то горькое, жгучее томление неразделённого чувства, что разъедает душу, оставляя ощущение боли, а именно нежность, неудержимая сердечная тяга навстречу распахнутому для неё сердцу, готовому обнять, принять, насытить любовью и бесконечным теплом…

Продолжение здесь.

Источник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Мир для девушек